Золотко моё

Очаровательный клубок из трех котят, которые потешно бились друг с другом, рассыпался. Маленькая кошечка, самая младшая из них, отошла от своих братьев, повернулась в сторону, села и стала смотреть на замкнутую дверь. Через секунду она открылась и вошла хозяйка с тремя гостями. По виду хозяйки было заметно, что она хочет понравиться, и питомник ее, соответственно. Хозяйка была властная дама со следами былой красоты, и эта роль была ей не свойственна, а питомник у нее был первоклассный.
– На Вас последняя надежда – сказала спутница заводчицы, одна из троицы.
Двое остальных были ее мужем и дочерью – тихой, бледной девочкой. Было видно, что ей все равно, что происходит вокруг.
Муж был холеный мужчина, одетый с иголочки и главная его задача была не испачкаться, он старался ни к чему не прикасаться, хотя чистота везде была образцовая.
– На Вас последняя надежда, дорогая,– снова повторила женщина, - все, все объехали. Везде были.. Ничего не подошло. Нашей девочке врачи рекомендовали завести питомца, собачку или кошечку. Кошечку лучше. По мнению нашего профессора, животное окажет оздоравливающее действие, кажется, так и сказал, правда, дорогой?
Мужчина тщательно рассматривал безупречные ногти и, не прекращая осмотра, одобрительно кивнул. У заводчицы заблестели глаза, она почуяла прибыль и, поэтому, радостно сообщила:
– Правильный выбор! Вы приехали туда, где есть всё и на все вкусы. У нас только элита, кошачий «высший свет».
–– Что, государственная дума? – спросила настороженная клиентка.
– Нет, нет, что Вы! У нас элита, а не соискатели, понимаете? – поспешила успокоить гостью хозяйка. Было видно, что гостья не совсем поняла. Все это время девочка
стояла с безразличным видом.
Маленькая кошечка, смотревшая на дверь, теперь
внимательно вглядывалась в ребенка, насмотревшись, кошка тихо сказала: «Я», не традиционное «мяу», а именно тихое «Я». Трудно представить, чтобы девочка могла услышать такой тихий звук, но она подняла глаза, осмотрелась и встретилась с взглядом кошечки. Оба замерли и рассматривали друг друга.
Увидев интерес дочки, дама спросила:
– А что это за кот?
– Не удивлена Вашим выбором, сразу видно вкус и понимание, – заискивающе сказала хозяйка, – эта кошечка, настоящая принцесса! Папа англичанин…
– Это хорошо! – перебила хозяйку гостья, – в Англии все наши!
– Но тот папа не совсем наш, он призер, медалист, победитель выставок. А мама, шведка, такая же звездная. Вы ее сейчас видите со своими детьми.
– А почему она отличается по цвету и узору?
– Это допустимая вариация цвета в породе, на ее статус это не влияет. От этого она только чуть-чуть дороже.
– А можно на нее поближе взглянуть?
– Да, да, конечно! – И только хозяйка хотела достать кошечку, как рядом оказалась не понятным образом, откуда взявшись, как будто с неба свалившаяся старуха. В ее облике было что-то от большой старой птицы и голос был соответствующим. Старушка каркнула:
– Не советую Вам покупать Принцессу. – Хозяйка задохнулась от гнева и неожиданности.
– Клара! Как ты тут оказалась? Я ведь тебе запретила общаться с клиентами, твое дело – швабра!
Клара пропустила все сказанное мимо ушей, она
внимательно смотрела то на кошечку, то на девочку, потом вздохнула, развернулась и неторопливо ушла, каркнув на прощанье:
– Судьба…
Гости с интересом смотрели на уходящую женщину.
– Кто это? – спросил мужчина, одетый как английский
денди.
– Странная история с этой Кларой. Это я так ее зову, а настоящего имени мы не знаем. Она появилась неожиданно у меня во дворе дома вечером, голая, несчастная. Вся в крови, грязная, ничего не помнит. Я вызвала врача, который не обнаружил никаких видимых повреждений, не считая свежих шрамов на левой груди. Доктор сказал, что похожие шрамы оставляет крупная дробь. Полюс полная потеря памяти.. Хотели сдать ее в приют, но тут такое началось! Все, абсолютно все мои питомцы подняли такой вой и рев, что я как-то, не понимаю, почему, сразу это связала с Кларой. Я ее оставила, приютила, выделила ей комнату. Клара сразу занялась моими животными, а у меня очень приличное хозяйство. Так вот, она все умеет и успевает, а главное, животные перестали болеть, и, признаюсь, дело у меня пошло вверх. Вы не поверите, она умеет с ними говорить, звучит странно, но это так. Как бы там ни было – Клара самый ценный мой сотрудник, я даже для рептилий прекратила вызывать ветеринара, Клара вылечила всех. Единственный минус – она не всегда тактична, точнее, говорит, что думает, а это неуместно в общении с клиентами, Поэтому я прошу ее с покупателями не общаться.
– Видно, ведьма не всегда прислушивается к просьбам, – сказал мужчина. Прическа у него была как у звезды экрана. Ничего не ответив, хозяйка взяла кошку и подала гостье, но котенок засопротивлялся и потянулся к девочке, которая охотно с радостью взяла кошечку. Котенок прижался всем телом к груди ребенка, а голову положил на шею, под подбородок.
Мамаша счастливо запричитала:
– Милый, посмотри! Они созданы друг для друга. Вот что значит Англия!
Милый в это время внимательно рассматривал свои
туфли, которые, казалось, были сделаны из куска дорогого дерева. Оставшись довольным осмотром, он одобрительно кивнул.
Приободренная поддержкой супруга дама продолжала:
– Мы все любим английское, особенно мужу нравятся их машины. Дорогой, посмотри, какие у кошки глаза! Они точно такого же цвета, как и камушки в моем последнем колечке.
Мужчина неохотно взглянул на кошку и сказал:
– Да, похоже. И стоят они наверно, одинаково.
–Не будь мелочным, ведь речь идет о здоровье дочери.
Попрощавшись и поблагодарив хозяйку, мама и дочь, которая была погружена в любование и общение с нежным комочком доверчивости и беззащитности, ждали в машине отца, которого оставили рассчитываться. Папа вскоре появился, раздраженный и удивленный до такой степени, что идя к машине шлепал по лужам, обычно он их аккуратно обходил, если они ему встречались. Сев за руль он первым делом зло зашипел:
–Постарайтесь не испачкать шерстью салон…, ты знаешь, сколько с меня содрали за «редко встречающийся цвет глаз и узор на шкурке»?
2
Кошку назвали Золотко, но девочка, которая менялась и хорошела на глазах, звала кошечку «Золотко мое». Они стали настоящими друзьями, девочка разговаривала с Золотком и делилась с ней мыслями и секретами, как с подругой. Кошка жила в сытом достатке, правда другой жизни она и не знала. Квартира была большая, у Золотка был свой угол, свой мир. На деревянных шестах, обмотанных толстыми веревками, на разной высоте располагались домики и площадки. Кошечка ловко и грациозно забиралась на нужную полку и, в зависимости от настроения отдыхала в разных местах. Все скоро поняли и уважали ее привычки. В еде Золотко была слегка привередлива, ела только то, что любила и на другую еду даже не смотрела. Все бы хорошо, только иногда кошка ловила на себе очень недобрый взгляд хозяина, но до открытой демонстрации неприязни пока не доходило. Летом все выезжали за город, у семьи был еще один дом в очень красивом заповедном месте. Возле дома, тоже хорошенького, был большой ухоженный участок, огороженный высоким и надежным забором. Впрочем, вокруг все так жили в этом месте – хорошие дома за надежными заборами. Кошечка все лето жила за городом, семья могла какое-то время отсутствовать, тогда за Золотком ухаживала домработница, добрая молдаванка, но без девочки кошка скучала, хотя вокруг был чудный новый мир.
Кошка раньше не бывала на природе, а здесь были новые запахи и впечатления. И новые знакомства. Для кошек – заборы не преграда, поэтому к Золотку начал приходить в гости соседский кот. Приличный юноша, не из такой, правда, хорошей семьи, как Золотко, да ее это не очень волновало. Кошечку не беспокоило его происхождение, она стеснялась его присутствия, что-то в ней начинало просыпаться и куда-то ее звать. Когда приходил Том, так звали соседа, у кошки начиналось легкое головокружение, она плохо себя контролировала, могла что-то сделать или сказать не к месту и чувствовала постоянное сладостно-волнительное переживание в теле. Золотко стала плохо спать и есть, могла часами о чем-то думать и смотреть в одну точку. А Том, имея опыт общения с кошками, все что-то рассказывал и смешил Золотко. От всего этого у кошечки еще больше кружилась головка. Том умел ухаживать, однажды он принес Золотку полуживую мышь. Природа взяла свое! Годы селекции осыпались за секунды. Гордая, смелая хищница, поколебавшись совсем чуть-чуть, подцепила бархатной лапкой лакомство, подбросила и умело поймала, аппетитно захрустев подарком. Ей понравилось, Том одобрительно фыркнул. Позже коты вместе охотились в лесу, проводили время на залитых солнцем полянках, о чем-то шептались, смеялись и Золотко часто смущалась во время этих бесед. Ей все реже хотелось домой и однажды она не пришла ночевать. Солнечно-цветочное счастье пленило кошечку и когда она почувствовала в себе новую жизнь, в это мгновение она стала самой счастливой кошкой. Мир вокруг радовался ее счастью, лето было в расцвете, природа благоухала, состояние кошечки определялось как полное блаженство, тем более что Том был тоже искренне рад и счастлив.
Во время отсутствия хозяев к домработнице Нюре приходил соседский садовник Вася. Настоящее имя Васи было труднопроизносимо для россиянина, поэтому, для удобства человека нарекли Василием. Было еще предложение называть парня Конфуцием, но знающие люди отговорили, чтобы никого не обижать. Не известно, как к кошкам относился Конфуций, а вот Вася относился плохо. К хозяйской кровати и продовольственным запасам относился хорошо, наевшись и напившись, хорошо относился к Нюре, а вот Золотко невзлюбил. Когда он узнал сколько за не заплатили, Вася долго не мог отдышаться, успокоившись, он перевел доллары в свою национальную валюту и сообщил, что эта сумма позволила бы его семье и многочисленной родне три года жить безбедно, а Вася мог бы купить себе дом и на оставшиеся деньги подержанный велосипед или невесту. На выбор.
Так как на родине Васи ели все, что подавало признаки жизни, то Вася завел привычку в окружающем лесу браконьерничать. Так как в поселке были дома очень высоких чинов из властных структур, то лесники и егеря после нескольких конфликтов вокруг поселка вымерли и никого глупыми вопросами о лицензиях и разрешениях не беспокоили. В один из капканов Василия попался Том. Возле его тела Золотко сидела беспомощная и убитая горем, когда услышала шаги и радостное восклицание Василия «Вкусно!» она бросилась на негодяя с решительностью пантеры, но была остановлена ударом ноги в живот. Сильный удар отбросил кошку далеко в кусты, где она и лежала без сознания. В это время убийца ловко освежевал кота, ведь у того тоже были хозяева и совсем не простые. Без головы и лап Том был похож на зайца, которых в округе хватало. Положив тушку в сумку и закопав шкурку, живодер торопливо ушел.
Через несколько дней Вася занимался каким-то мелким ремонтом. На территории усадьбы, где он садовничал, был шикарный гараж и хозяйственные постройки, где находилась мини-пилорама. Садовник он был, очевидно, хороший, судя по ухоженности цветов и кустов, а вот плотник плохой, ему привычней было бросать бумеранг, чем работать на циркулярке. Когда он мастерил, рядом никого не было и что там случилось уже не узнать, но когда прислуга прибежала на его рев и плач, из мастерской неторопливо вышел перепачканный землей кот, а Вася лежал возле работающего станка в луже крови. Стал он короче на половину ноги, а волосы у него были белые, как первый снег. Пока ждали скорую и оказывали первую помощь, садовник был в сознании и все время говорил о духах и призраках. Лишившись Василия, Нюра загрустила, с горя прихватила столовое серебро и исчезла.
3
Так закончилось то лето. После удара ногой в живот Золотко больше никогда не могла мечтать о счастье материнства. Единственной ее радостью было общение с девочкой, когда кошка оставалась одна она впадала в оцепенение и в своем воображении возвращалась в те безоблачные дни, когда была счастлива и любима. Девочка отвечала Золотку нежной привязанностью. Кошка действительно была целебной, она умела снимать головную боль, боль в пояснице. У хозяйки за ухом начала расти непонятная и противная бородавка. Никто ничего не мог сделать, от лечения докторов она только крепла и цвела. Кошка за три дня ее всю слизала, даже шрама не осталось.
Очередное лето семья снова проводила за городом. Для Золотка это было настоящей мукой, ей все напоминало о Томе. Новые знакомства кошка не заводила, а ухаживания соседских котов пресекала решительно. Хозяйка с гордостью это объясняла английской холодностью и аристократизмом. Золотко нашла, тем не менее, возможность с интересом проводить время. Она с большим вниманием стала наблюдать за людьми. Они были ей часто непонятны, кошка удивлялась их неуклюжести и грубости. Люди были могучи и всесильны, но не могли перелезть через забор или спрыгнуть без ущерба для здоровья с высоты, в пять раз превышающей их рост. От них часто исходило напряжение и зло, кошка видела, как раздражение волнами шло от хозяина, зло впитывалось в стены и проникало во все живое. Растения болели и хуже росли. Злые слова били как плеть, а пища плохо усваивалась. Поэтому Золотко приучилась наблюдать за людьми с безопасного расстояния, видела и слышала она чудесно, а люди ее – нет. Вокруг было много интересных людей за высокими заборами. Некоторые соседи Золотко очень сильно пугали, их запах и энергетика. Все живое в доме находилось в подавленном состоянии. Даже мыши были меньше и не такие вкусные. К мышам Золотко приучил Том. Ах, милый, милый Том.
Но были и интересные соседи. По-соседству жила семья и глава семейства, не старый еще мужчина, был симпатичен кошке. Когда они впервые повстречались, человек и кошечка смотрели какое-то время в глаза, а потом мужчина почему-то тихо сказал: «Я». Золотку он понравился сразу, а вот жена его была совсем другая. В ней чувствовалась зажатая угроза, что-то нехорошее ждало своего часа. И мужа она постоянно пилила. Вот и недавно Золотко подслушала. Соседа всегда привозили, звук мотора его машины кошечка узнавала и, если была возможность, спешила поздороваться. Это было не сложно – участки разделял общий забор. Золотко акробатически ловко забиралась и сидела на нем, а сосед ей всегда говорил что-то приятное. Так было и в прошлый раз. Увидев кошку, сосед сказал:
– Здравствуйте, сударыня! Прекрасно выглядите, желаю хорошего вечера, – подошедшая жена заныла:
– Опять пяный, ты уже дошел до того, что с котами разговариваешь.
–Мила, голубушка, сколько раз тебе говорить: не «пяный», а «пьяный», запомни, пожалуйста.
– Не учи меня русскому, скажи, лучше, когда пить бросишь.
– Дорогая, брошу, вот все брошу и уеду в деревню, в лес. Там пить не буду.
– Шо? Шо такое? Какие лес с деревней? А работа? Служба и должность? У нас дети, помнишь? Почти все твои. Шутю, шутю. Ты обещал сходить в церковь, там помогут. Ты разговаривал с батюшкой?
– Мила, дорогая, ну не мое это. Священник меня мучил разговорами целый час. Говорил о смирении, гордыне и покаянии. Какое мне, русскому человеку, дело до того, что один еврей убил другого еврея, а потом его заклеймили? Это их жизнь. Как по мне – если убил, то дайте ему премию и повысьте в звании. И все это он мне говорил, чтобы я покаялся и полюбил ближнего! Пока я не пожертвовал на храм он от меня не отстал.
– Ты шо несешь? Совсем ум пропил… Ты на работе, надеюсь, это не ляпал. У вас ведь все сейчас в церковь пошли. Если устал, поедь отдохни домой в Киев. Ты же любишь Киев? Ой, любишь, я знаю! Крещатик, Подол, Речной вокзал, теплоходы, прогулочки. Я все, все знаю. Твои однокурсники уже аж депутаты. Отдохни с ними, деньхи ведь общие. Шутю, шутю.
– Да, один депутат, а двоих взял себе в помощники, растет самосознание.
– Я и кажу – приличные люди.
– А ты знаешь, что эти приличные люди, на почве внезапной и большой любви к Украине так вошли в роль, что по пьянке мне клялись, мол видели документы, где сказано: Колумб – украинец, а запорожцы открыли Америку.
– Ну, пошутили, хлопцы… Тебе не угодишь!
– Странные у хлопцев шутки.
–Ой, ну шо странного! У нас на Привозе такие приколы бывали, а это – так, бычки.
– Дорогая, я пойду, посижу в беседке, там хорошо, я пообщаюсь с деревьями и водой.
На лице жены остались только вылезшие от удивления глаза. Мужчина поспешил ее успокоить:
– Анимизм, вокруг – все живое, нет ничего мертвого, просто другая форма жизни, – сказав это, он развернулся и нетвердым шагом пошел к аккуратненькому прудику, на берегу которого стояла чудная беседка. Глаза у жены после слов мужа еще больше вышли из орбит, а из горла пошли булькающие звуки. Справившись с припадком, женщина достала сотовый телефон набрала номер, дождавшись соединения затараторила:
– Опять пяный! Ну ладно, ладно, пьяный! Но сильно! Здоровался с кошкой, а сейчас разговаривает с деревьями! Нет! Вроде, бюджет с ними не обсуждает! Ты отпусти его в Киев на пару дней, хорошо?....
Кошка дальше донос слушать не стала, а пошла к пруду. На берегу маленького водоема росли кусты и деревья, за ними любил ухаживать сам хозяин. Подойдя к беседке, кошечка увидела, как светились растительность и человек, нежные потоки жизненной силы и радости переходили от растений к мужчине. Вокруг одобрительно шумели и кивали деревья. Золотко порадовалась за соседа и ушла домой спокойная. Она знала, что у мужчины все будет хорошо.
За одним очень серьезным забором часто любили громко ругаться. У людей слух слабый и соседи не знают, что говорят по-соседству, а кошка слышит мужской рев…
– Вы же примитивные существа, одноклеточные! Вам бы пить и жрать на серебре в три горла день и ночь, и умереть на золотом унитазе. Все! Больше вас ничего не интересует.
Женский голос возмущенно исправил:
– Новая яхта интересует!
За другим забором два спокойных и уверенных мужских голоса любили долго и умно рассуждать. Голоса были тихие и аура теплая, не рваная. Кошечку это успокаивало, и она с удовольствием слушала:
– … Не надо особо ничего выдумывать. Мы должны учитывать и использовать опыт умных людей. Вот один из них сказал: «Толпа – это собрание людей, живущих по предрассудку и рассуждающих по авторитету». То есть, человек толпы – это человек неспособный к самостоятельному логическому мышлению и самостоятельному поведению. Он не думает сам, он всегда выбирает себе авторитетов и кумиров, а дальше смотрит на то, как мыслят эти авторитеты и, далее, старается запомнить эти мысли и повторяет чужие мысли. Толпой надо управлять не логикой, а с помощью эмоций.
Второй тихий голос, не выговаривающий букву «Р», одобрительно продолжил:
– Ему с тги когоба навгешь и делай с ним, что хошь!
Золотко любила еще один участок. Там водились шикарные мышки, кошку знали, как соседку и она была вхожа в дом. Хозяин этого дома любил животных. У него было несколько аквариумов, но слабостью мужчины были рептилии. Это была его нежная, ни с чем не сравнимая привязанность, даже зависимость. Они были ему нужны для нормальной, полноценной жизни. В большом акватеррариуме жил очковый кайман, хищник знал хозяина, позволял себя брать на руки и вместе они очень смотрелись. Еще в доме жила игуана – простодушное, но смышленое создание с покладистым характером и склонностью к обучению. Ее владелец говорил, что она понимает все, только не умеет читать, но он обещал это исправить. В большом аквариуме жил выводок полозов. Мужчина сам ловил для них лягушек и процесс кормления змей был для него наслаждением и отдыхом. Любовь эта была взаимной, ухаживать за питомцами и общаться с ними мужчина мог долгими часами.
Была у любителя крокодилов и жена. Иногда Золотко, сидя перед аквариумом и зачарованно наблюдая жизнь рыб, слушала одни и те же разговоры.
– Люся, тебя привезли домой в четыре часа утра, как ты говоришь, с корпоратива.
– У нас женская компания, только свои, – слегка задумавшись, ответила жена.
– Поэтому ты звонила мне в полночь и назвала другим именем? Все это очень странно и подозрительно. Раньше вы собирались раз в месяц, а теперь два раза в неделю. Давай выйдем на улицу и спросим мнение прохожих – что вы думаете о такого рода посиделках?
– Дома я все делаю, даже подаю тебе чай! Могу я отдохнуть с девочками? – И не дождавшись ответа, довольная и утомленная отдыхом, Люся пошлепала почивать.
Любопытная деталь – каймана тоже звали Люся, поэтому, недополучив общения и внимания с женой, мужчина продолжал разговаривать с крокодилом. Мог даже почитать ему стихи. Так было и в этот раз. Подойдя к акватеррариуму, натуралист открыл крышку, полюбовался кайманом и сказал:
– Люся, ты прекрасна! Ты лучшее, что было в моей никчемной жизни. Я буду всегда тебя любить и помнить. – помолчав минутку он прочитал:
– …Прекрасный день и светит солнце,
Паутиною покрылось души оконце,
В теплый день я замерзаю,
Как дальше жить не знаю…
– Не знаю, не знаю. Нет, не совсем так. Я знаю, что жизнь не отложить. А маленькая ложь рождает большое недоверие. – Крокодил прислушался к голосу хозяина, поднял голову. Видя, что его хоть кто-то слушает, мужчина продолжил:
– Люся, семья – это совместная работа, общие цели и задачи. А задачи – всегда процесс, меняющийся во времени. Приходит день, и они не совпадают, отсюда – конфликт. Если люди слишком принципиальны или глупы, конфликт не устраняется. А на работе, сотрудник, не справляющийся с производственными задачами, увольняется. – Полюбовавшись несколько минут кайманом, мужчина тихо сказал: – Люся, вы уволены.
Так проходило это лето, Девочка, почему-то, появлялась все реже, но встречи компенсировали разлуку. В такие дни Золотко не отходила от девочки. Однажды она услышала, как девочка говорит маме:
– Я согласна уехать на учебу только с Золотком!
– Доченька, ты же знаешь, это невозможно, но папа обещал сделать кошке необходимые документы и мы все вместе будем часто приезжать в Англию. Ты должна привыкать к той стране, где собираешься жить.
– Мама, в Англии жить хочешь ты, а я собираюсь там только учиться. Поехали, выберем для кошки контейнер для перевозки. Я хочу сделать это сама!
– Хорошая мысль, родная, поехали.
А кошка, оставшись одна, продолжала знакомиться с людьми, живущими в поселке. Неподалеку от их дома, за крепким забором, который сам по себе являлся шедевром инженерной мысли, потому что мог выдержать атаку танка (так утверждал хозяин) проникновенно митинговал мужчина.
– Сынок, нельзя занимать такую пассивную жизненную позицию. Ты живешь как овощ. Тебя ничего не интересует. Ты рассчитываешь на меня и на мои связи. Твоя жизнь течет уныло и однообразно, в одном направлении, а у тебя есть свобода воли. Судьба человека определяется суммой волевых решений человека. И чем сильнее у человека сила воли, тем меньше для него существует неизбежность судьбы. Судьба – это не неумолимая закономерность, будущее творится. Жизнь делается. Делается теми, у кого есть сила воли. И жизнь вариативна, может пойти в одну сторону, а может и в другую. Вспомни стихи:
Ленивый – почти не живой,
Не спотыкается сидящий
И все упустит спящий.
Сынок молчал, никак не реагировал и не комментировал слова отца, похоже он крепко спал, а папа говорил это для себя и окружающей природы.
4
Золотко чувствовала перемены, плохие, тяжелые времена. Девочка уехала. В последний день перед отъездом она не выпускала кошечку из рук, а та и не сопротивлялась. Кошка смиренно ждала изменений в своей жизни, и они пришли. После отъезда девочки отец заявил, что необходимость в кошке отпала, она хорошо справилась с поставленной задачей, большое ей спасибо, все очень благодарны, но дальше их дороги расходятся. Семья собралась и уехала в столицу. Робко пыталась отстоять кошку мама девочки, но муж что-то ей пообещал купить, и она сдалась.
Кошка отказывалась понимать то, что произошло, она не могла поверить, что люди могут так ее предать, жестоко и цинично отблагодарить за службу и любовь. Они были ее семьей, родными и близкими людьми, а это значит, что в семье все должны беречь и уважать друг друга. Заботиться и переживать за всех членов семьи. Когда Золотко поняла, что с ней случилось и как с ней поступили, то готова была умереть, только бы не думать и не чувствовать происходящее.
Люди уехали и Золотко впала в жестокую депрессию. В последний момент хозяйка попросила любителя крокодилов приютить кошку, тот охотно согласился, предупредив, что будет ее звать Люсей, к тому же его жена Люся, с некоторых пор, уже чуть-чуть не жена ему.
Если бы не натуралист, кошка бы умерла. Человек очень тяжело сам переживал развод и он хорошо понимал, что происходит с Золотком, мужчина ни на минуту не оставлял кошку в одиночестве, все время с ней разговаривал, говорил, что их лучшие рассветы и вершины еще впереди, читал стихи. Особенно ему нравились такие строчки:
…Жизнь чудес полна,
И место счастью есть,
И о любви ты не забудь,
Тогда года не омрачат наш путь,
Не помешают нам вершины брать
И мир прекрасный познавать!
Он спас и выходил Золотко, кошка в какой-то миг смирилась с судьбой и готова была ее принять. Но, в один момент она поняла, что должна, во что бы то ни стало увидеть людей, предавших ее любовь и посмотреть им в глаза. Приняв это решение, Золотко пришла к человеку, села перед ним, долго смотрела в глаза и тихо сказала: «Я». Мужчина ответил:
– Люся, мое сердце и моя дверь всегда открыты. Я только о тебе думаю и только тебя люблю. Ты всегда можешь вернуться, я жду.
Золотко поднялась, прижалась к мужчине и почувствовала, что все у него будет хорошо, его ждут его вершины и рассветы. Поняв это, она спокойно ушла. Кошка решила на прощание пройтись по местам, где они были счастливы с Томом.
Семья котов любила одну дальнюю тенистую и тихую поляну. Золотко решила посетить ее в последнюю очередь, слишком многое было с ней связано… Кошка долго сидела погруженная в воспоминания, в реальность ее вернул звук мотора мощной машины. К полянке вела старая, заросшая дорога, по которой неторопливо, но настойчиво пробирался большой, как носорог, автомобиль. Золотко неохотно отошла в подлесок и стала наблюдать. Добравшись до полянки, автомобиль замер, как перед броском. Из машины вышла колоритная парочка – молодой, худощавый мужчина и дама. На первый взгляд женщина была моложава и подтянута, но кошка почувствовала, только женщине понятным чутьем, что дама в три раза старше первого впечатления. Женщина несла в руках сложенное одеяло. Мужчине она властно сказала:
– Веди. Я люблю делать ЭТО на природе. Мне надо снять напряжение. Я рада и возбуждена, сегодня мой день, мой конкурент Дуремар – на коленях, и его заводы мои.
– А три тысячи работников – на улице.
– Не думай о них, Рома, и следи за словами, оруженосец, смотри – уволю. Ну, ну, не трусь, сегодня мой день, я буду ласковой и великодушной. Пошли быстрей!
Пересекая полянку, женщина обошла бездумно срубленное дерево, на стволе поверженной сосны было зло
вырезано «Рома».
– А я думаю, куда ты так уверенно едешь, вижу, ты здесь уже бывал. Привозил женщин? – и дама указала на изуродованный ствол.
– Да, бывал, но с друзьями. Мы сюда приезжаем отдохнуть, пострелять, снять напряг.
– Ты умеешь это делать, а теперь пошли мне снимать напряг.
Кошка видела, как женщина придирчиво, по хозяйски, высматривала место, куда положить одеяло. Наконец, определилась, легла, двигая плечами и бедрами, чтобы мох и трава под ней приняли форму тела, и стала наблюдать за раздевавшимся мужчиной.
– Рома, ты ешь за двоих, а какой-то ты худенький! – сказала дама игриво.
– Сколько себя помню – всегда такой.
– Я любя, не злись, сорви веточку по пышнй, я буду тебя охранять.
– Да, пожалуйста, а то такое впечатление, что кусают не комары, а бобры.
Рома сорвал веточку, лег, а женщина начала плавно ею размахивать над его спиной и ягодицей. Золотко не стала досматривать, она тихо отошла и прилегла под убитой сосной. Было уютно и тепло, и кошка отчетливо слышала слова и дыхание людей. Рома дышал, как опытный марафонец, берег силы для финиша, а женщина властно давала указания:
– Не останавливайся… Не останавливайся…. Быстрей…. Четвертая…. Форсаж!
Через секунду раздался какой-то рык, женские стоны и причитания. От услышанного кошка сильней вжалась в землю. Вскоре Золотко услышала приближающихся людей. Довольная дама не стала обходить дерево, а решила его перешагнуть, но то ли из-за усталости, то ли из-за старческой неловкости, она споткнулась и упала, да так удачно, что, падая, наткнулась головой на сломанную ветку срубленной сосны. Сук, как клык саблезубого тигра, легко вошел в глаз, разрушил мозг и уткнулся в теменную кость. Тело, не желая поверить, что оно внезапно умерло, дергалось на стволе, поняв, что ничего не получится, организм попрощался с жизнью треском освободившегося кишечника. Женщина затихла и лежала на сосне, а между ног у нее было вырезанное жестокой рукой слово «Рома». Мужчина стоялвозле дерева и шептал:
– Ты что, сука? Ты о чем думала? Как я объясню, что я делаю в лесу с дохлой, обосранной старухой?
И вдруг человек начал бледнеть. Между ног женщины, там, где было вырезано слово, произошли изменения. Кора с шелестом и вздохом разошлась, и теперь читалось «Удачи, Рома».
Одинокий старый глист Гриша, мирно живший в глубине Ромы, был так напуган страхом хозяина, что решил
эмигрировать, при первой возможности.
Где-то далеко в лесу каркнул ворон Карл. Он, впервые за несколько лет, проснулся довольный. С тех пор, как убили его жену Клару, с которой он прожил девяносто лет и вырастил многих птенцов, он не мог спокойно спать. Карл мучился и медленно умирал без своей любимой жены, сегодня ему стало немного легче. Тягостное одиночество, пустое гнездо, угнетали меньше, и он сказал спасибо жизни, за то, что у него была Клара.
Как Золотко нашла хозяев, и чего ей это стоило, можно только догадываться. Ее посадили в переноску, как только она оказалась на пороге. Мама девочки просила мужа отдать кошку в приют, а лучше отвезти к ветеринару и усыпить. В ответ мужчина зло шипел:
– Буду я еще на укол разоряться! Я сам ей помогу.
Его машина остановилась далеко за городом, возле чудом уцелевшего дорожного знака «Колхоз «Светлый путь» - 6 км». Мужчина вытряхнул кошку из контейнера и подтолкнул в сторону дороги, по которой мчались машины.
– Ну, смелей, в добрый путь.
Вдруг проезжавший мимо грузовик затормозил, вышедший шофер, пропахший солярой мужчина,
решительно подошел и спросил:
– Не нужна? – Не дожидаясь ответа, взял кошку, Золотко прижалась к человеку, положила голову под подбородок и сказала, «Я». Мужчина поправил:
– Не «Я», а «Мы», – и, не глядя на щеголя, ушел.

Эпилог
Через месяц, проезжая мимо этого места, новый грузовик был вынужден сбросить скорость, впереди была авария, и поэтому все ехали со скоростью пешехода. Возле дорожного указателя «Колхоз «Светлый путь» - 6 км», на котором кто-то аккуратно внес поправку, добавив еще две шестерки, лежала перевернутая и помятая иномарка, стояла «Скорая» и милиция.
Спасатели вытащили водителя, который был чист и хорош, как манекен, только голова была неестественно повернута назад, как будто смотрела во вчерашний день.
Золотко, ехавшая на месте штурмана, с интересом смотрела в окно. Она видела, как обмякшее тело на руках испуганных медиков напряглось, голова перестала рассматривать спину, ожила и, бешено вращая глазами, каркнула:
– Карма.

Октябрь 2010 года
Посвящается Виктории




Рейтинг: 
0 (0)

Отмена
Для того чтобы добавить комментарий вам нужно авторизироваться. Пожалуйста авторизируйтесь.


Комментарии:

Для того чтобы добавить комментарий вам нужно авторизироваться. Пожалуйста авторизируйтесь.
Для того чтобы добавить комментарий вам нужно авторизироваться. Пожалуйста авторизируйтесь.
Написать комментарий