ВОСПОМИНАНИЯ СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА

БЫЛЬ ПРО ИННУ , КАТЮ И СЕРЁЖУ.
(Из не моих воспоминаний.)

Когда моя мама была совсем ещё маленькой девочкой Инной и никто даже не думал называть её по имени- отчеству, у них во дворе долгое время жили петух и курочка.
Петушка звали, как и меня- Серёжей, а курицу- Катей, при чём все в округе называли её просто Катериной, сокращённо от Кати Инновны.
А появились они в их доме вот каким образом:
В одно весеннее утро бабушка, то есть мама моей мамы, отправилась на городской рынок, чтобы купить продукты на Пасху, которую уже очень давно в нашем, вообще- то атеистическом в те времена доме всегда отмечали ещё с тех дореволюционных пор, как мой прадед был православным священником.
Вернулась она через два часа нагружённая несколькими тяжёлыми сумками, а за спиной в старом дедовском вещевом мешке что то возилось и недовольно кудахтало.
Когда этот мешок был снят с её плеч и открыт, то в нём оказались белый петух и пёстрая наседка уже изрядно помятая своим не теряющим времени и шанса спутником.
Моя маленькая в те годы мама сразу же схватила их обоих в охапку и утащила в свою комнату, заявив присутствующим, что отныне это её собственные дети и никакого супа сделать из них она не позволит..
Никакие уговоры и даже угрозы применить для решения семейного спора отцовский военный ремень не помогли и бабушке пришлось на следующее утро со скрипом сердца одалживать у соседки деньги и снова идти на привокзальную площадь, где ещё с военных лет по выходным собирались торговцы со всей округи.
А петушок и курица стали с тех пор полноправными членами этой семьи и через некоторое время даже командовали хозяевами дома, правда без особого понимания с противоположной стороны.
Курочка Катя провожала мою маленькую маму в находящуюся не очень близко школу и встречала частенько около самого порога класса, чтобы неотступно сопровождать домой, отгоняя встречных собак и кошек, которые её весьма боялись.
Утром она обычно сидела на подоконнике и зорко следила за покоем своей маленькой хозяйки, пока та окончательно не проснётся и не даст ей зерна и воды.
Когда хозяйка умывалась перед завтраком, то Катя Инновна сидела возле миски с водой и терпеливо ждала, когда её окатят остатками влаги, чему она было очень рада и с громким кудахтанием начинала бегать по двору.
Была у неё одна, но очень неудобная черта характера- Катерина была очень ревнивой птицей и никогда не терпела рядом с моей маленькой мамой других людей, птиц и животных.
При этом размеры оппонента не имели принципиального значения.
Однажды она так решительно напала на соседского козла Тимофея, что тот убегал по улицам почти целый километр, причём большую часть своего скоростного пробега проделал тогда, когда курица потеряла к своему сопернику даже самый малейший интерес.

ДВЕ СТРАНИЦЫ МОЕЙ ПАМЯТИ.
(Отрывок из неофициальной автобиографии)

Моя мама больше десяти лет была учительницей истории в школе, где я учился и почти каждый вечер я ложился спать, а она ещё несколько часов сидела за письменным столом под лампой со старым абажуром и писала свои конспекты уроков на завтрашний день.
Она очень любила читать их тут же негромко вслух, чтобы не разбудить меня, но видимо во сне информация, действительно, воспринимается человеком намного проще и поэтому любовь к истории Родины я в буквальном смысле впитал во сне и потом, через много лет играючи поступил на исторический факультет университета- все ответы на вопросы седьмого билета, который попался мне на том первом экзамене я помнил ещё с детства.
Все любимые исторические периоды я тоже выбрал для себя в те школьные годы, когда лежал в тёплой постели и слушал сквозь сон мамин голос, который говорил о давно прошедших временах людях и событиях.
Именно тогда я и понял, что основное внимание я всегда буду уделять истории Отечества досоветского периода- России 9-18 веков и до 1914 года, то есть именно той грани нашей великой истории которую примерно с 9 класса начал называть не совсем ещё идеологической наукой.
Но это совершенно не значит, что советский период меня совершенно не интересовал- особенно много я читал о Великой Отечественной войне.
У нас дома любимой книгой всегда была "Брестская крепость" Сергея Смирнова и мама часто читала мне целые большие куски из неё со своими бережными комментариями.
Она любили стихи Константина Симонова "Жди меня" и " Ты помнишь, Алёша", Сергея Орлова "Его зарыли в шар земной" и Юлии Друниной "Зинка" и я знал их на память уже с шести лет, когда ходил с мамой в работающий при нашем городском Дворце пионеров поэтический клуб "Алые паруса", которым она руководила, пока мы не переехали в другой город.
Когда я поступал в первый класс, а в начале семидесятых годов это была целая процедура, то прочитал совершенно ошалевшей комиссии именно все эти стихи на одном дыхании, после чего маме настоятельно посоветовали сменить стиль воспитания ребёнка и учить со мною Маршака, Михалкова и Барто.
Когда мне было лет четырнадцать мама по подписке получила огромную в те времена редкость- полное собрание сочинений чешского писателя Карла Чапека и я буквально зачитывался шестым и седьмым томами, где находились юмор и сатира, а так же афоризмы.
Вот именно это и определило основные детали всей моей дальнейшей биографии и те три дороги, по которым я иду со школьных лет и до сих пор: История, поэзия и юмор.
Именно за это я и благодарен сегодня своей маме.

ДВА ВОЗРАСТА МОЕГО ДЕТСТВА

В первом классе мне стоило только перебежать через почти совсем не оживлённую улицу около нашей старой школы, чтобы прямо попасть на мамину работу- во Дворец пионеров, где она в те далёкие годы вела поэтический клуб и литературный кружок.
Я знал уже тогда на память все те стихи, которые читали дети на своих вечерах, посвящённых Роберту Рождественскому, Эдуарду Асадову,Юлии Друниной и Росулу Гамзатову и мог бы очень долго цитировать их на уроках, но мои одноклассники были тогда ещё слишком далеки от этого.
Читать стихи перед классом я начал уже в другом городе, куда мы с родителями переехали через год- было это в классе шестом или седьмом.
Был я тогда не очень грамотным мальчиком и мог получит на одном уроке двойку за диктант по русскому языку, а уже на следующем- три пятёрки за прочитанные на память стихи.
Наша любимая учительница русского языка и литературы Тамара Петровна Трофимова называла меня несмотря на грамматические ошибки злостным гуманитарием и говорила маме, что мне очень непросто будет в дальнейшей жизни- и она оказалась совершенно права.
Когда мы с мамой через семь с половиной лет вернулись в родной город и я пошёл в ту свою старую школу, а мама стала методистом в учебно- курсовом комбинате, который находился в двух шагах от того самого Дворца пионеров- я снова, но уже степенно и не спеша приходил к ней на роботу послу уроков- там была очень хорошая библиотека, книги из которой я очень любил читать.
В нашем классе подавляющее большинство моих ровесников были подростками такого сорта, которых тогда ещё совершенно не интересовали стихи, а тем более гражданская лирика и мне пришлось очень быстро забыть всё, что я помнил.
Поэтому к выпускному вечеру я знал совсем не много из того, что выучил ещё в дошкольном возрасте.
Сегодня вот сижу во время бессонницы над книгами и между писанием стихов восстанавливаю в своей памяти те строки, которые вложила в моё детское сердце молодая мама.
Слава Богу, что Память ко мне постепенно возвращается!

О ДРУГЕ

Иногда мне кажется, что я иду по нашему Проспекту не к давно знакомой реке, а назад- в своё советское детство, которое ждёт меня за углом.
Вот в этой хрущёвке, похожей, как две капли воды на мой дом когда- то жил мой лучший друг Мишка, который единственный в нашем микрорайоне имел самый настоящий двухколёсный велосипед и всем давал на нём покататься совершенно безотказно.
Вот по этому тротуару мы с ним бежали вместе каждый в свою школу, обгоняя прохожих и размахивая сумками.
Вот сегодня уже очень высокое дерево, на которое мы с ним очень любили забираться, чтобы сверху обозревать все окрестности и встречать матерей, которые возвращались с работы, всегда принося в сумках что- то вкусное.
Вот гастроном в моём доме, где мы весной и летом покупали мороженное по двадцать копеек за стаканчик.
Вот библиотека, откуда мы всегда приносили свои самые любимые книги и придвинувшись плотно головами читали на скамейке о далёких странах и морях.
Вот обновлённый до неузнаваемости подъезд, где до самого своего отъезда в Америку обитала наша подружка,, за которой мы оба таскали портфель, куда бы она не шла..
Вот в этом соседнем дворе стояли качели, на которых мы с ним очень любили сидеть по дороге домой, встретившись на площади между нашими школами.
Вот на этом перекрёстке в девятом классе его на смерть сбила грузовая машина...
А я сегодня иду по своей жизни дальше и вспоминаю о нём так, будто он шагает рядом со мной.

ДЕТСКИЕ ИГРЫ

В ещё дошкольные годы мне в отличии от ровесников почему- то совсем не нравилось долго возиться в машинками и солдатиками, но не спешите сравнивать меня с девчонкой- в куклы я тоже тогда не играл.
Мой отец был военным и часто приносил маленькие домики из так называемого у них в части "городского ящика" и я вечерами строил из них целые города и гулял по ним, рассказывая самому себе самые разные истории.
До сих пор помню названия тех улиц, которые сам придумывал под мерный шорох осеннего дождя за нашим окном- Солнечная,Чистая, Ясная, Весенняя.
Через лет десять я встречал многие из этих названий уже в реальности и никак не мог вспомнить, откуда я их знаю,несмотря на то, что никогда в жизни раньше там не ходил.

НОЧНАЯ ПРОГУЛКА

У меня вчера ночью была бессонница, но вместо того, чтобы традиционно для многих веков и поэтов писать стихи я вышел далеко за полночь из своего дома и несколько часов пробродил по нашему ночному, спящему городу.
Конечно в наше время это было довольно страшновато делать, но как это не странно людей я на улицах практически не встретил и все они были совершенно трезвыми и спокойными.
Поэтому мои воспоминания могла идти рядом со мной и совершенно не отвлекаться на посторонние вещи и звуки.
Подходя к своей старой школе я вспомнил, как вместе с другом бегали на большой перемене через маленькую площадь в соседний гастроном за вкусными рогаликами по шесть копеек и вкус их сразу появился на губах, поднявшись из сердца.
Я долго думал, стоя около такого знакомого с детства дерева о том, что если бы прямо сейчас, на этом самом месте мне предложили вернутся в прошлое- я бы сделал это не задумываясь и не о чём потом не жалея.
Если бы мне сказали, что это придётся сделать, мгновенно лишившись всей своей одежды и обуви, то я на несколько минут стал бы настоящим нудистом и совершенно голый без малейшего чувства стыда пошёл бы домой, где ждут меня живые мама и бабушка и вкусный ужин на устланном тёплой клеёнкой столе.
Мне совершенно не было бы стыдно перед идущими навстречу людьми- это пусть они завидуют тому, что у меня ещё есть время.
И пусть я потеряю всё из нашей современной реальности- компьютер, мобильный телефон и многое другое, но зато приобрету то, что намного большее и дороже того, что сейчас имею- Родину и то время, когда был молод и на самом деле счастлив, как и миллионы людей вокруг.
Так я стоял и думал почти два часа, а потом очнулся от своих мыслей и медленно возвратился в свою холостяцкую квартиру, пахнущую только мужским одиночеством.
Сел за старый письменный стол и написал стихи о своей ностальгии.
А что мне ещё оставалось делать?

СТАРЫЙ ДОМ

На краю нашего военного городка в годы моего пионерского детства стояла старая и давно уже необитаемая избушка, который все называли Домом Павлова.
И хотя в любой момент она могла разрушиться и упасть - мы с друзьями любили там играть несмотря на строгие запреты родителей и учителей.
Правда, если они чаще всего играли в войну, то я обычно сидел на старом, невесть как оставшемся от прежних жильцов, стуле в другой комнате и писал стихи в маленьком блокноте.
Этот покосившийся за много лет старый дом, почти до самой крыши заросший крапивой и другими сорняками остался в моей памяти навсегда, как символ того, что в той, нашей советской жизни далеко не всё было правильно и радостно, но это совсем не значит, что её надо было разрушать до основания, ничего по сути не строя взамен.

НЕМНОГО ФАНТАСТИКИ

Середина семидесятых годов двадцатого века.
Вечером в коридоре нашей школы гулко раздаются редкие шаги и голоса.
Я стою у давно уже потемневшего окна, за которым крупными хлопьями летит снег и жду маму- учительницу истории с педсовета.
Мечтаю о том, какой будет наша будущая жизнь лет через тридцать.
В голове, как этот снег за окном, проносятся самые разные картины и среди них вот такая:
О том, что мне когда- то подарят на день рождения настольную игру- коробку, в которой находится большой экран и печатная машинка, на которой я пишу стихи о сразу же рассылаю их по всему миру.
Хотите верьте- хотите нет, но в моих детских мечтах в тот зимний вечер это действительно было.
Откуда- не знаю!

УРОК МАТЕМАТИКИ

Наш класс, поголовно, кроме разве что моего лучшего друга Сашки был, мягко говоря очень не силён в точных науках и на их фоне я - злостный, как всегда говорила наша учительница русского языка и литературы Тамара Петровна, а также принципиальный, по его собственным словам двоечник, Толик выглядели не очень то и плохо.
Но по части срывания уроков равных седьмому "А" во всей школе не было и чемпионом в этом виде спорта был толстый троечник Юрка Безгазов.
-Нина Петровна! А наш сосед держит на своём балконе гусей и кроликов и они делают все свои дела прямо на головы прохожих. Как с ним быть, если он никого не слушает.
И Нина Петровна, отец которой был самым известным в нашем небольшом городе адвокатом, покорно полчаса до самого звонка на перемену объясняла уже давно катающемуся под партами классу, что наши советские законы говорят по этому поводу.
Но коронным номером был вызов к доске вышеназванного мною Толика, который решал все уравнения и задачи не только с грубыми ошибками, но и очень смешно комментировал все свои неправильные ответы.
-А почему ты именно так решил этот пример? Тут в ответе девятка, а не единица!
Ответ повергал в гомерический хохот не только одноклассников, но и саму учительницу:
- А хиба-ж угадаешь!

"ИДЁТ СОЛДАТ ПО ГОРОДУ..."

Мы жили тогда в маленьком военном городке почти в самом центре небольшого западно- украинского города Коломыи.
По вечерам, когда я уже обычно лежал в своей уютной постели за нашими темнеющими окнами маршировали солдаты и эти русские- народные и советские песни, под которые они шли я запомнил на всю жизнь.
Именно это детское воспоминание и определяет во многом сегодня все мои эстрадные вкусы и пристрастия, что бы там не говорили современные меломаны.
Это совсем не значит, что мне не по душе все другие стили и исполнители- просто Память о далёком и счастливом прошлом ведёт меня по этой жизни до конца, как командир тех солдат по улице нашего военного городка.

ПАРК МОЕГО ДЕТСТВА

Почти в самом центре нашего западно- украинского городка в годы моего пионерского детства был довольно большой парк, куда мы с друзьями очень любили приходить после уроков во все времена года.
Как же было приятно бегать по мягкой траве и сидеть с любимой книгой на лавочке.
Названия его я сегодня не помню и скорее всего не знал и тогда, но это совсем не важно для моих воспоминаний.
Он был всегда так ухожен и чист, как маленький кусочек Европы и можно было даже смело ходить по дорожкам босиком, что мы часто делали летом.
У самого входа со стороны нашего военного городка находились качели и карусели для детворы и маленький летний кинотеатр- единственный заброшенный уголок, где школьники обычно играли в войну.
Через несколько лет мы с мамой переехали в другой город и там тоже был немаленький Комсомольский парк, но уже тогда он был почти совсем заброшен, не говоря уже о нашем времени.
Сегодня меня часто приглашают старые друзья приехать в маленький город нашего детства, чтобы походить по знакомым из прошлого местам, но я пока ещё не могу на это решится- просто боюсь увидеть ,что многое из любимого в детстве изменилось до неузнаваемости или просто исчезло с лица земли.

НОВИЧОК

Мне вспомнилось совсем недавно, как мы с родителями ранней весной приехали в западно- украинский город Коломыю и я пришёл там в третий класс.
Помню длинный и светлый коридор с большими окнами и завуча Ивана Ивановича- высокого и совершенно лысого, который шёл рядом с моей мамой и говорил ей что то успокаивающее, потому что я запомнил такой отрывок одной фразы:
...но тут Мария Николаевна.
Именно так звали мою вторую в жизни первую учительницу.
Мы вошли в класс и женщина средних лет, которая тогда показалась мне очень старой, посадила новичка за первую парту рядом с беленькой девочкой Леной, с которой мы просидели рядом несколько лет, хотя характер у неё был довольно таки стервозный.
На первой же перемени ко мне подошёл худой мальчик с выступающими скулами и не по детски протягивая руку сказал просто и спокойна:
-Саша...
Следом за ним я познакомился с похожим на цыгана Андреем и они двое стали моими лучшими друзьями на ближайшие четыре года, хотя были очень разными- Сашка- типичный точняк, который потом стал физиком, связанным с космосом, доктором наук, Андрей- технарь с деда- прадеда и я- злостный гуманитарий,
Но это случилось уже в будущем, а пока мы трое только начинали понимать, что такое настоящая дружба и какой хрупкой она бывает, но об этом я может быть напишу потом.

ЗАПОЗДАЛОЕ ВОСПОМИНАНИЕ

Я помню, как перед каждым Новым Годом отец всегда приносил домой роскошную ёлку- ими всех местных военных снабжали в разных воинских частях города.
Мы все устанавливали её в углу большой комнаты и целый день украшали принесёнными из подвала игрушками, которым было к тому времени уже несколько десятков лет.
У нас была прекрасная длинная и разноцветная гирлянда немецкого производства и ей даже самую высокую красавицу можно было обмотать несколько раз.
Те новогодние игрушки были, хоть в отличии от нынешних и бьющиеся, но зато более красивые и яркие- Красные Шапочки, гномы и белоснежки, сосульки, волк и заяц из мультфильма и другие звери,снежинки и серебристый дождик.
На верхушку ёлочки мы всегда ставили не просто звезду, а маленького Деда Мороза, а большой вместе со Снегурочкой стоял под нижними лапами и охранял подарки, которые были спрятаны от меня.
В эту ночь родители разрешали мне не спать почти до самого утра и эта привычка осталась на всю жизнь.
После курантов мы шли по нашей праздничной улице к знакомым,которые жили через три дома, чтобы в компании посмотреть "Голубой огонёк", а потом уже дома слушали по радио любимую уже много лет в нашей семье традиционную постановку по повести Гоголя "Ночь перед рождеством", которую несколько раз передавали по разным каналам в первую новогоднюю неделю- такое вот было у нас тогда совершенно атеистическое государство.

СОБЕСЕДНИК

Когда я учился в седьмом классе и наша семья жила на западной Украине, то я дружил с мальчиком, которого звали Марат и у которого была инвалидность по психиатрии третьей группы, что не мешало ему довольно хорошо учится, особенно знать историю нашей страны.
Просто голова у него была непомерно большой по сравнению со всем остальным телом- не знаю точно, как называется это болезнь- вроде микроцефалия.
С ним было очень интересно разговаривать о прошлом, которое меня, как сына учительницы истории всегда интересовало, хотя он очень быстро уставал и раздражался по пустякам.
А когда он раздражался, то бывал невоздержан на язык и даже мог материться и полезть в драку со своим собеседником, благо это было заметно заранее и можно было благоразумно уйти от конфликта раньше его начала.
Потом, когда мы с мамой уже переехали в другой город я узнал, что он умер во сне от кровоизлияния в мозг буквально накануне выпускного вечера.
Просто не проснулся утром, хотя на стулу уже с вечера висел пошитый на днях выпускной костюм и родители подготовили для сына подарок- новые часы.

НА УРОКЕ

В моей памяти навсегда остался маленький эпизод одного урока русского языка в седьмом классе.
Я сижу на первой парте в среднем ряду по причине плохого зрения и вынужден постоянно быть настоящим паинькой, поскольку прямо передо мной всегда находится учитель.
За окном на ярком плакате- огромный портрет Брежнева при всех звёздах на постоянно расширяющейся груди.
За спиной сопит над тетрадкой от усердия и старания лучший друг Сашка, пытаясь не наделать ошибок в диктанте.
Тамара Петровна диктует очень медленно, а я по привычке пишу быстро и поэтому ещё успеваю глядеть в окно на маленький сквер и кинотеатр.
Открывается дверь и входит директор и наша классная руководительница.
Звучит запомнившаяся из моего пионерского детства фраза:
-Почему не встаём? Три учителя в классе!
Когда мы с мамой через год переехали в Ужгород- я тут её больше никогда не слышал.

ДВОР МОЕГО ДЕТСТВА

Наш двор был одним из самых чистых и уютных в городе в те времена, когда я ещё не ходил в школу.
Когда на тротуаре появлялась одна- единственная бумажка, то это было целое событие в его жизни и вызывало массу разговоров между соседями о том, кто виноват и что делать.
И это при том, что старенькая дворничиха тётя Ира работала далеко не каждый день и тратила на уборку территории всего несколько часов в неделю.
Наш маленький дворик просто был тем зеркалом, в котором отражался город и вся огромная страна.
Посреди него ещё не было многоцветной детской площадки, построенной местным политиком к очередным выборам и мы с друзьями играли в единственной в микрорайоне песочницы.
В одном её углу девчонки возились со своими куклами, а в другом мы строили средневековые замки.
На скамейке возле соседнего подъезда мой не очень трезвый сосед Лёша играл на своей старой гитаре мелодию из репертуара диковинных тогда Битлов и пел дурным голосом свои слаборифмованные стихи о любви к продавщице Маше, которая не обращала не его усилия никакого внимания, складывая фанерные ящики в аккуратные башенки около магазина, который находился на первом этаже нашего дома.
А тем временем неудержимо летело время, оставляя после себя только седины ми лысины в нашей жизни.
Наш старый двор сегодня одно из тех мест в городе, куда туристов лучше не приводить- они просто не переживут этого зрелища.

ВИД ИЗ ОКНА

Помню, что в детстве за нашими окнами, которые выходили во двор с обоих сторон, были старые трёхэтажные дома и я каждый вечер перед сном очень любил заглядывать в чужие окна, где шла своя собственная жизнь.
Как мне сегодня хочется хотя бы одним глазком заглянуть в то спокойное прошлое и остаться там навсегда...
Отец с дочкой сидят за письменным столом и вместе готовят уроки, а мать выходит из кухни с большой кастрюлей и на время прерывает их занятие.
Муж помогает своей супруге застегнуть на спине платье и нечаянно ломает замок.
Маленький мальчик разбил большую вазу, стоящую на подоконнике и поспешно убирает осколки, пока их не увидели родители..
Как бы нам сегодня починить тот замок на платье и склеить старинную вазу- но вы же понимаете, что я имею в виду совсем другое...

ВОСПОМИНАНИЯ КИНОЗРИТЕЛЯ

Жили мы несколько лет в маленьком западно- украинском городке Коломыя, поэтому все мои детские воспоминания сегодня разрываются между ним и родным Ужгородом.
В трёх шагах от нашей девятой школы находился маленький и старый кинотеатр имени Кирова, куда мы с друзьями раза два в неделю бегали после уроков, а частенько даже вместо них.
Я помню, как один фильм я лично смотрел раз десять- пятнадцать за несколько лет.
Это был "Доживём до понедельника", который мне ещё в те детские годы очень нравился и нравится до сих пор.
Мы любили бегать в этот кинотеатр ещё и потому, что в его файе продавалось очень вкусное мороженое по двадцать копеек за стаканчик и если родители снабжали нас достаточными суммами- можно было купить и неспеша сьесть за один сеанс три, а то и четыре порции.
После кинофильма мы всей компанией шли по улице Ленина в маленький военный городок, где почти все и жили в соседних домах, не считая Сашка, который сворачивал в свой двор за триста метров от нашего.
В нашем дворе стоял маленький магазинчик без названия, а просто под номером, в котором продавались за девять копеек очень вкусные пирожные такой формы, которую мы сегодня назвали бы сендвич.
У меня всегда оставалось в кормане копеек десять и я приходил домой уже с набитым ртом и всё равно не отказывался от маминого самого вкусного в мире обеда.
Во всяком случае у меня сохранились с тех пор именно такие воспоминания и я не хочу их менять.

ПРОГУЛКА ПО ДЕТСТВУ

Я очень смутно, но всё таки довольно хорошо помню нашу знаменитую ужгородскую липовую аллею в годы моего дошкольного и первоклассного детства.
Мой покойный друг Мишка через десять лет назвал её вторым Проспектом, потому, что на первом Проспекте мы с ним жили.
По вечерам после выхода из детского сада мама всегда водила меня туда на прогулку перед ужином.
Мы с ней очень часто встречали немолодую женщину с двумя огромными и чёрными ньюфаундлендами и я единственный из проходящих мимо детей всегда гладил и даже целовать их, чем всегда вызывал священное уважение хозяйки.
Самое яркое воспоминание тех и всех последующих лет моей жизни до самого нашего переезда в другой город- это фирменные для нашего Ужгорода горячие пирожки с ливером, которые продавались совсем рядом- около пешеходного моста.
Не было ещё на этой аллее прекрасных маленьких кафешек под самыми разными иностранными названиями, а была только одна маленькая столовая советского общепита, в которую мы всегда заходили во время прогулки, чтобы выпить сладкое какао и который мой покойный друг Мишка через десять лет очень остроумно назвал "Антипит".

ПРИЕЗД В РОДНОЙ ГОРОД

В давно уже улетевшие детские годы за задним, как мы его тогда называли, окном нашей квартиры длинной лентой тянулись старые дома ещё не застроенного хрущобами города, не было серой коробки гостиницы, закрывающей каждое утро горизонт и название соседнего гастронома "Прогресс" ещё не было написано крупными латинскими буквами.
Ещё не стаяла в конце нашего Проспекта печально известная сегодня пятнадцати- этажка, с которой почти каждый месяц прыгают в свою неизвестность самоубийцы.
За длинным и узким переулком не было большого базара.
Я смотрю в окно и вспоминаю о том, как мы на каникулы приезжали с мамой в родной город к бабушке и шли от самого вокзала к нашему дому, иногда встречая по пути старых знакомых.
Маленькая чёрная собачка Тимка ещё до входа в подъезд узнавал о нашем приближении и заливался радостным лаем, предупреждая свою хозяйку.
Он с разбега бросался мне на грудь у самого порога и мгновенно облизывал всё лицо.
Потом прыгал на старый диван и уписивался от избытка чувств.
Бабушка накрывала стол и угощала нас всякими домашними вкусностями, по которым дочь и внук так соскучились.
В тот же день приходили соседи- старые друзья моей такой молодой тогда мамы и мы с ними подолгу гуляли по городу- они много говорили о прошлом, а мне пока казалось не было, что особенно вспоминать и я просто шёл рядом по таким знакомым улицам.
Этот самый первый день в родном городе обычно был самым утомительным и я раньше обычного засыпал, когда мама и бабушка ещё сидели на кухне и говорили до самой полночи, если не дольше.
Не знаю почему, но остальное время, проведённое в этом маленьком городке моего дошкольного и первоклассного детства запомнилось мне намного меньше, но может память ещё вернёт мне эти воспоминания и я скоро доверю их бумаге и вам.
А пока в сердце появляются отдельные чёрно- белые, но оживающие фотографии.
Встреча со старыми друзьями и прогулки во двор нашей школы, где навсегда остался мой первый звонок и ещё только прозвенит последний.
Походя на речку и на липовую аллею.
Игры в городском Комсомольском парке, в котором из старой колонки можно вдоволь напиться самой вкусной минеральной воды.
Всё это сегодня напоминает мне те короткие воспоминания, которые ненадолго отвлекают меня сегодня от нашей безумной современности.

Рейтинг: 
0 (0)

Отмена
Для того чтобы добавить комментарий вам нужно авторизироваться. Пожалуйста авторизируйтесь.


Комментарии:

Для того чтобы добавить комментарий вам нужно авторизироваться. Пожалуйста авторизируйтесь.
Для того чтобы добавить комментарий вам нужно авторизироваться. Пожалуйста авторизируйтесь.
Написать комментарий